Preview

Сибирский журнал клинической и экспериментальной медицины

Расширенный поиск

Триметазидин как модификатор доксорубицинциклофосфамидной гипердислипидемии

https://doi.org/10.29001/2073-8552-2022-37-2-105-111

Полный текст:

Аннотация

Цель настоящего экспериментального исследования: изучение проатерогенного потенциала доксорубицин-циклофосфамидного (АС) режима химиотерапии с одновременным обоснованием применения триметазидина как модификатора вызванных изменений.

Материал и методы. Проведенное исследование характеризуется как фундаментальное, рандомизированное, контролируемое, экспериментальное, in vivo. С целью проведения экспериментальной работы было задействовано 80 инбредных крыс линии Wistar, которые были рандомно разделены на 4 равные группы. Курсовая дозировка доксорубицина была равна 15 мг/кг, циклофосфамида – 150 мг/кг, а триметазидина – 42 мг/кг. Продолжительность эксперимента составила 14 дней. В качестве вероятного стабилизатора функционирования эндотелия был выбран триметазидин.

Результаты. В рамках настоящего исследования оценены девиации следующих параметров: общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), а также липопротеинов высокой (ЛПВП) и низкой плотности (ЛПНП). Также проанализированы такие прогностические показатели, как коронарный и атерогенный индекс. Спустя 2 нед. от начала AC-режима химиотерапии зарегистрированы статистически значимые межгрупповые различия со стороны липидограммы (oneway ANOVA, p < 0,0001). Примечательно, что АС-режим химиотерапии вызывал дестабилизацию всех исследуемых параметров метаболизма холестерина, в то время как триметазидин статистически достоверно и патогенетически значимо проявлял свое мягкое гиполипидемическое воздействие. Показано, что в группе 2 концентрация коэффициента атерогенности (КА) выше на 187,4 и 172,8%, индекс коронарного риска (ИКР) выше на 115,8 и 113,9%, чем в группах 1 и 4 соответственно. В ходе сравнительной характеристики групп 3 и 2 отмечено, что применение триметазидина ассоциировано со снижением КА на 55,5% и ИКР на 44,2% (post-hoc тест Тьюки, p < 0,05).

Заключение. 1. АС-режим химиотерапии – индуктор атерогенной гипердислипидемии. 2. Триметазидин обладает гиполипидемическим эффектом.

Об авторах

А. А. Авагимян
Ереванский государственный медицинский университет имени Мхитара Гераци; Научно-исследовательский институт морфологии человека имени академика А.П. Авцына
Армения

Авагимян Ашот Арманович, преподаватель кафедры патологической анатомии и клинической морфологии; прикрепленный соискатель

0025, Армения, Ереван, ул. Корюна, 2

117418, Российская Федерация, Москва, ул. Цюрупы, 3



Л. В. Кактурский
Научно-исследовательский институт морфологии человека имени академика А.П. Авцына
Россия

Кактурский Лев Владимирович, д-р мед. наук, профессор, член-корреспондент РАН, научный руководитель

117418, Российская Федерация, Москва, ул. Цюрупы, 3



Список литературы

1. Meilhac A., Cautela J., Thuny F. Cancer therapies and vascular toxicities. Curr. Treat. Options Oncol. 2022;23(3):333–347. DOI: 10.1007/s11864-022-00964-2.

2. Briasoulis A., Chasouraki A., Sianis A., Panagiotou N., Kourek C., Ntalianis A. et al. Cardiotoxicity of non-anthracycline cancer chemotherapy agents. J. Cardiovasc. Dev. Dis. 2022;9(3):66. DOI: 10.3390/jcdd9030066.

3. Brickler M., Raskin A., Ryan T.D. Current State of Pediatric Cardio-Oncology: A Review. Children (Basel). 2022;9(2):127. DOI: 10.3390/children9020127.

4. López-Sendón J., Álvarez-Ortega C., Zamora Auñon P., Buño Soto A., Lyon A.R., Farmakis D. et al. Classification, prevalence, and outcomes of anticancer therapy-induced cardiotoxicity: the CARDIOTOX registry. Eur. Heart J. 2020;41(18):1720–1729. DOI: 10.1093/eurheartj/ehaa006.

5. Zamorano J.L., Lancellotti P., Rodriguez Muñoz D., Aboyans V., Asteggiano R., Galderisi M. et al. 2016 ESC Position Paper on cancer treatments and cardiovascular toxicity developed under the auspices of the ESC Committee for Practice Guidelines: The Task Force for cancer treatments and cardiovascular toxicity of the European Society of Cardiology (ESC). Eur. J. Heart Fail. 2017;19(1):9–42. DOI: 10.1002/ejhf.654.

6. Авагамян А.А., Мкртчян Л.., Геворкян А.А., Конончук Н.Б., Кактурский Л.В., Джндоян З.Т. Взаимосвязь между химиотерапией и фибрилляцией предсердий. Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2021;17(5):785–791. DOI: 10.20996/1819-6446-2021-10-17.

7. Авагимян А.А., Мкртчян Л.Г., Конончук Н.Б., Кактурский Л.В., Агати Л. Химиотерапия как возможный триггер развития липоматоза миокарда. Артериальная гипертензия. 2021;27(6):706-712. DOI: 10.18705/1607-419X-2021-27-6-706-712.

8. Avagimyan A., Mkrtchyan L., Abrahomovich O., Sheibani M., Guevorkyan A., Sarrafzadegan N. et al. AC-Mode of Chemotherapy as a Trigger of Cardiac Syndrome X: A Case Study. Curr. Probl. Cardiol. 2021;100994. DOI: 10.1016/j.cpcardiol.2021.100994.

9. Avagimyan A., Mkrtchyan L. Cardiotoxicity of Chemotherapeutic Drugs (Literature Review and Clinical Case Description). Lviv Clinical Bulletin. 2019;4(28):56–62. DOI: 10.25040/lkv2019.04.051.

10. Avagimyan A, Kakturskiy L. The impact of trimetazidine on the anthropometric parameters of doxorubicin-cyclophosphamide mode in chemotherapy-induced heart alteration. Georgian Med. News. 2022;(322):158–161.

11. Avagimyan A. Hyperhomocysteinemia as a link of chemotherapy-related endothelium impairment. Curr. Probl. Cardiol. 2021;100932. DOI: 10.1016/j.cpcardiol.2021.100932.

12. Avagimyan A., Kakturskiy L., Heshmat-Ghahdarijani K., Pogosova N., Sarrafzadegan N. Anthracycline associated disturbances of cardiovascular homeostasis. Curr. Probl. Cardiol. 2021;47(5):100909. DOI: 10.1016/j.cpcardiol.2021.100909.

13. Hu C., Zhang X., Song P., Yuan Y.P., Kong C.Y., Wu H.M. et al. Meteorin-like protein attenuates doxorubicin-induced cardiotoxicity via activating cAMP/PKA/SIRT1 pathway. Redox Biol. 2020;37:101747. DOI: 10.1016/j.redox.2020.101747.

14. Стабильная ишемическая болезнь сердца. Клинические рекомендации 2020. Российский кардиологический журнал. 2020;25(11):40–76. DOI: 10.15829/1560-4071-2020-4076.

15. Кочеткова И.В., Черных Т.М., Панюшкина Г.М. Опыт применения триетазидина у пациентов с коморбидной патологией. Российский кардиологический журнал. 2018;(3):37–42. DOI: 10.15829/1560-4071-2018-3-37-42.

16. Mahajan S., Mahajan A.U. Current clinical evidence of trimetazidine in the management of heart disease in patients with diabetes. J. Assoc. Physicians India. 2020;68(11):46–50.

17. Libby P. Inflammation in atherosclerosis-no longer a theory. Clin. Chem. 2021;67(1):131–142. DOI: 10.1093/clinchem/hvaa275.

18. Zhang Y., Li C., Li X., Wu C., Zhou H., Lu S. et al. Trimetazidine improves hepatic lipogenesis and steatosis in nonalcoholic fatty liver disease via AMPKChREBP pathway. Mol. Med. Rep. 2020;22(3):2174–2182. DOI: 10.3892/mmr.2020.11309.

19. Prasanna P.L., Renu K., Valsala Gopalakrishnan A. New molecular and biochemical insights of doxorubicin-induced hepatotoxicity. Life Sci. 2020;250:117599. DOI: 10.1016/j.lfs.2020.117599.

20. Iqubal A., Iqubal M.K., Sharma S., Ansari M.A., Najmi A.K., Ali S.M. et al. Molecular mechanism involved in cyclophosphamide-induced cardiotoxicity: Old drug with a new vision. Life Sci. 2019;218(1):112–131. DOI: 10.1016/j.lfs.2018.12.018.


Рецензия

Для цитирования:


Авагимян А.А., Кактурский Л.В. Триметазидин как модификатор доксорубицинциклофосфамидной гипердислипидемии. Сибирский журнал клинической и экспериментальной медицины. 2022;37(2):105-111. https://doi.org/10.29001/2073-8552-2022-37-2-105-111

For citation:


Avagimyan A.A., Kakturskiy L.V. Trimetazidine as a modifier of doxorubicin+cyclophosphamideinduced hyperdyslipidemia. The Siberian Journal of Clinical and Experimental Medicine. 2022;37(2):105-111. (In Russ.) https://doi.org/10.29001/2073-8552-2022-37-2-105-111

Просмотров: 280


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2713-2927 (Print)
ISSN 2713-265X (Online)